16 Июня 2017

Савва Шипов: Часть работы чиновников возьмет на себя искусственный интеллект

В интервью «Известиям» замминистра экономического развития Савва Шипов рассказал, как в России будет строиться так называемое цифровое государство — когда появятся соответствующие законы, в каких областях госаппарата начнут применять искусственный интеллект и что нужно сделать для внедрения в госуправление  технологии блокчейн.

— Когда на госслужбе могут заработать блокчейн и искусственный интеллект? Что-нибудь для этого сейчас делается?

— Некоторые механизмы начинают внедряться уже сегодня. Например, формированием больших массивов данных на основе интернета вещей занимается Федеральная налоговая служба в отношении контрольно-кассовой техники. Насколько мне известно, коллеги начали тестирование обработки этих данных с использованием искусственного интеллекта. Некоторыми ведомствами обсуждается вопрос о внедрении для ведения своих реестров технологии блокчейн. Но это имеет смысл, когда необходимо фиксировать значимые для третьих лиц транзакции, и нецелесообразно для простого обеспечения функции хранения информации.

Для того, чтобы эти технологии могли более интенсивно внедряться в работу органов власти, нам необходимо описать новые схемы работы в правовых документах. Мы приступаем сейчас к работе над конкретным планом изменения законодательства, которое поможет нам устранить препятствия для внедрения новых технологий на госслужбе. Мы рассчитываем, что предложения о снятии этих ограничений будут разработаны до конца года.

— Как цифровизация повлияет на реальные процессы в госслужбах?

— Цифровизация поможет устранить ряд барьеров. Например, сейчас обсуждаются предложения о переводе  трудовых договоров в электронный вид и замене бумажных трудовых книжек реестром информации. Эта мера будет способствовать дистанционной занятости.

Также использование технологий обработки больших данных — Big Data — позволит оптимизировать контрольно-надзорную деятельность. Контрольные органы смогут отслеживать риски и в зависимости от них снижать административную нагрузку. Регулярность проведения проверок и их глубина должны основываться на реальных рисках. Таким образом, вся контрольно-надзорная деятельность будет переориентирована на профилактическую работу, что намного эффективнее репрессивного подхода с показателями эффективности в виде количества привлеченных к ответственности лиц.

Важнейшей задачей является использование новых технологий в целях повышения качества оказания госуслуг. Большинство действий, связанных с их оказанием, могут быть алгоритмизированы. Это дает широкие возможности для использования технологий искусственного интеллекта.

Также необходимо менять нашу работу с правовыми актами. Сейчас принятие подзаконного акта занимает более 300 дней. Исходя из этого, мы считаем, что необходимо создать единую цифровую платформу по разработке и согласованию нормативно-правовых актов, которая позволит сделать эту работу на одной площадке. Предложения по такой работе будут внесены в правительство в ближайшие полтора–два месяца.

Мы считаем, что надо ставить вопрос создания единого центра компетенций по работе с большими данными и реализации ими конкретных проектов для органов власти. Нам также необходим центр компетенций по изменению законодательства, потому что поправки в законодательство — это лишь первый шаг. Потом начнутся изменения в судебном производстве, в гражданском и арбитражном процессах, в договорных отношениях. Нам потребуются новые компетенции юристов, которые знают, как работать в новых условиях.

Также сейчас идет речь о создании центра компетенций по цифровой экономике на уровне ЕАЭС, который будет в масштабе пяти стран координировать и интегрировать эту работу.

— Как новые механизмы можно будет использовать при оказании госуслуг населению?

— В будущем нам надо перейти к алгоритмизации большинства процедур. Это позволит переложить существенную часть работы с чиновников на искусственный интеллект. Но это невозможно сделать сразу. До перехода к этой модели нам необходимо решить ряд задач сегодняшнего дня.

Во-первых, предусмотреть возможность оказания услуг «по жизненным ситуациям». Когда, к примеру, рождается ребенок, люди должны иметь возможность, подав одно заявление, решить разом все необходимые вопросы.

Во-вторых, отказаться от юридически значимых результатов госуслуг на бумаге. По факту оказания госуслуги должна формироваться юридически значимая запись в реестре, которая становится доступной в единой системе обмена информацией и используется другими органами власти при оказании других госуслуг.

В-третьих, нам нужно перевести административные регламенты в техносхемы, которые будут фиксировать алгоритм оказания каждой услуги, и доработать федеральный реестр государственных услуг для работы с этими техносхемами.

— Вы сказали, что использование технологий обработки больших данных в перспективе позволит оптимизировать контрольно-надзорную деятельность. В начале июня вы внесли в правительство законопроект «О контрольно-надзорной деятельности». Когда ожидаете его вступления в силу?

— Да, сейчас мы сняли практически все разногласия по законопроекту и внесли его в правительство. Его дальнейшая судьба будет определяться в аппарате правительства. Сложно рассчитывать, что законопроект удастся внести в Госдуму и принять в первом чтении в эту весеннюю сессию. Полагаю, что при благоприятном прохождении законопроекта можно ожидать его принятия в первом чтении осенью, затем — несколько месяцев на возможную работу с поправками. Таким образом, принятия законопроекта можно ожидать либо в конце 2017 года, либо в начале 2018-го. Законопроектом предусмотрено, что он вступает в силу через год после его принятия. То есть возможная дата вступления законопроекта в силу — конец 2018 — начало 2019 года.

— Законопроектом предполагается переход на риск-ориентированный подход при проверках бизнеса. Когда контрольно-надзорные органы полностью перейдут на этот принцип?

— Переход на риск-ориентированный подход начался в пилотном режиме в этом году. Так, например, планы проверок на 2017 год по части контрольных полномочий Роспотребнадзора и МЧС России сформированы на его основании. Сейчас по массовым видам контроля проходят согласование критерии разбиения на категории риска объектов, подконтрольных Росздравнадзору, Росприроднадзору, Ространснадзору, МВД России. На основании принятых документов риск-ориентированный подход должен быть внедрен более чем по 40 федеральным и семи региональным видам контрольно-надзорной деятельности. При этом по некоторым направлениям работы, где количество подконтрольных объектов невелико и осуществление контрольных функций имеет особую специфику, риск-ориентированный подход может применяться в отношении внеплановых проверок, а от плановых проверок следует отказаться.

Инна Григорьева

Источник: Известия