23 Декабря 2016

Без сплошных проверок


Актуальная для бизнеса реформа контроля и надзора, недавно включенная в число приоритетных проектов государства, начнется в 2017 году с распределения всех подконтрольных объектов по категориям риска с целью отказа от практики сплошных проверок в пользу предотвращения нарушений и сокращения ущерба. Будут актуализированы обязательные требования для пяти секторов — розничной торговли, общественного питания, производства пищевых продуктов, операций с недвижимым имуществом и пассажирских перевозок. Чиновников контрольно-надзорных органов и проверяющих-инспекторов будут брать на работу по результатам конкурса, переобучать и переаттестовывать, а также материально поощрять за приятие новой философии, эффективность и добросовестность. Облик будущей системы контроля и надзора описан в паспорте приоритетной программы «Реформа контрольной и надзорной деятельности», с которым ознакомился РБК.

Документ был утвержден 21 декабря на заседании президиума Совета при президенте по стратегическому развитию и приоритетным проектам. «По сути, мы должны обновить идеологию работы всей системы контроля и надзора в нашем государстве, чтобы одновременно с сокращением рисков для жизни и здоровья людей перейти к современной модели контроля, которую принято называть партнерской, сервисной. Одним из основных показателей станет не количество проверок, а развитие бизнеса», — сказал тогда премьер-министр Дмитрий Медведев. Курировать программу, рассчитанную до 2025 года, назначен вице-премьер Сергей Приходько. Участники программы — 12 контрольно-надзорных ведомств: МВД, МЧС, ФАС, ФНС, Россельхознадзор, Роспотребнадзор, Росздравнадзор, Росприроднадзор, Ространснадзор, Роструд, Ростехнадзор и ФТС.

От сплошных проверок к «умному регулированию»

Существующая модель контрольно-надзорной деятельности обязывает контролеров осуществлять с заданной периодичностью сплошную проверку подконтрольных объектов, что зачастую приводит к неэффективному расходованию ресурсов, а недифференцированность объектов по риску приводит к тому, что ресурсы используются недостаточно там, где это больше всего нужно, говорится в паспорте программы. В результате в России ежегодно проводится около 2 млн проверок, издержки бизнеса, связанные с деятельностью контролеров, достигают 5% ВВП, но смертность, например, от отравлений алкоголем — в 20 раз выше, чем в странах ОЭСР, говорит министр по вопросам «открытого правительства» Михаил Абызов. «Следует задуматься: наверное, что-то у нас происходит не так и требует серьезной перестройки и нового отношения», — сказал он в четверг.

Программа реформы контрольной и надзорной деятельности, в частности, ставит цель снизить количество смертельных случаев по контролируемым видам рисков на 15% к 2018 году (от уровня 2015 года) и вдвое — к концу 2025 года. В два раза к концу действия программы должна быть сокращена и «административная нагрузка» на бизнес, но методика определения и расчета этого показателя будет сформирована только к середине 2017 года. При этом программа реформы не распространяется на контрольно-надзорную деятельность, «связанную с вопросами борьбы с преступностью, национальной обороны или обеспечения общественной безопасности», следует из примечания к документу. Теоретически это оставляет пространство для злоупотреблений. Впрочем, как считает вице-президент «Опоры России» Марины Блудян, в этой формулировке нет ничего страшного. «В обычную сапожную мастерскую силовикам являться незачем, зато туда может прийти Роспотребнадзор, Роструд и другие», — говорит она.

Отбор кадров строже, зарплаты — выше

Уже в 2017 году, на первом этапе реализации проекта, запланирован централизованный набор чиновников-контролеров в федеральные органы власти, которые будут участвовать в проекте, следует из его паспорта. Однако новая кадровая политика не коснется МВД и МЧС, отмечено в документе без объяснения причин. МЧС — один из многолетних лидеров по количеству проводимых проверок, по итогам 2015 года на это ведомство пришлось 395 тыс. из 2 млн инспекций, сообщала РБК Генпрокуратура. Для остальных ведомств контролеров предполагается выбирать на конкурсе — не меньше трех претендентов на место. Руководителей, их заместителей и начальников кадровых служб ведомств — участников проекта предполагается лишь аттестовать. Руководства МВД и МЧС это положение также не коснется, оговорились авторы проекта.

Проект предполагает появление специальных требований к квалификации и эффективности контролеров и их руководства. Недостижение установленных показателей станет поводом для «управленческих решений», сказано в документе. В то же время предложено внедрять систему материальной и нематериальной мотивации контролеров (что подразумевается под нематериальной мотивацией, в документе не поясняется). В 2018 году авторы проекта рассчитывают на принятие специальных нормативных актов о повышении зарплат чиновникам контрольных органов. В целом запланировано введение «новой системы оплаты труда, направленной на снижение текучести кадрового состава и повышение его мотивации к результативной и эффективной деятельности», сказано в паспорте проекта.

В ходе реформы контрольным органам предстоит пересмотреть (актуализировать) обязательные требования к поднадзорным организациям. При этом каждое новое обязательное требование они смогут вводить, лишь исключив два старых, сказано в проекте. Будут наконец установлены и размещены в интернете исчерпывающие перечни нормативных актов, содержащих обязательные требования по всем видам контроля. Сейчас бизнесу до конца не известны все документы, в которых содержатся требования. Контролеры ежегодно должны будут публиковать обзоры своей практики с наглядными руководствами для бизнеса о том, как для успешного прохождения проверки вести дела «можно» («нужно») и «как нельзя».

Ротация на «коррупционных» должностях


Авторы программы уделяют внимание и борьбе с коррупцией проверяющих. Для борьбы с коррупцией в контрольных ведомствах авторы проекта планируют установить четкие критерии для принятия решений проверяющими. Они планируют организовать обучение «по вопросам профилактики коррупции» среди не менее 30 тыс. проверяющих и впоследствии проводить такие курсы каждый год. Среди чиновников контрольно-надзорных органов хотят провести социологическое исследование уровня коррупции, а инспекторов заставят использовать средства для аудио- и видеозаписи во время выездных проверок. На должностях с «высоким коррупционным риском» будет организована «ротация» федеральных госслужащих, обещают авторы.

Другие меры по минимизации коррупционных рисков описаны более абстрактно — среди них, например, «регламентация организационных процессов контрольно-надзорной деятельности», «обеспечение прозрачности, понятности и выполнимости административных процедур», а также создание «четких оснований и критериев принятия решений».

Разработчики описывают и несколько технологических нововведений. Например, у компаний, подлежащих надзору, должен быть «личный кабинет», где они смогут в досудебном порядке обжаловать решения контрольно-надзорных органов, через «личные кабинеты» свою работу будут планировать и сами ведомства, участвующие в программе. В паспорте программы упоминается «облачное решение», которое призвано обеспечить автоматизацию надзорных процессов, использование интернета вещей и технологий по работе с массивами больших данных (Big Data).

Бюджет программы пока выглядит скромно — лишь по 150 млн руб. ежегодно в 2017–2019 годах, которые будут выделяться через АНО «Аналитический центр при правительстве РФ». Недостаток финансирования — один из рисков для реализации программы, говорится в документе. С одной стороны, денег на программу действительно заложено немного — в идеале она требует больших вложений в технические новации, например в «электронных инспекторов», которых можно было бы использовать, чтобы проверяющим не нужно было физически присутствовать на предприятиях. С другой стороны, государство само нарастило «огромные требования» к бизнесу, поэтому требование вложить больше денег в ослабление контроля можно счесть и «неправильным подходом», рассуждает Блудян.

Иван Ткачёв, Антон Фейнберг, Светлана Бочарова

Подробнее на РБК:
http://www.rbc.ru/newspaper/2016/12/23/585c18189a794773de4557f9
Иван Ткачёв, Антон Фейнберг, Светлана Бочарова Источник: РБК