Подведены итоги внедрения целевой модели по совершенствованию контроля и надзора в регионах за III квартал 2018 года

23 ноября 2018 года на заседании рабочей группы по мониторингу внедрения в субъектах Российской Федерации целевой модели «Осуществление контрольно-надзорной деятельности в субъектах Российской Федерации»» были озвучены результаты рейтинга за III квартал 2018 года.

Целевая модель «Осуществление контрольно-надзорных полномочий в субъектах Российской Федерации» была утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 31 января 2017 г. № 147-р. В соответствии с распоряжением Правительства Российской Федерации от 16 июня 2018 г. № 1206-р срок реализации целевой модели продлен до 31 декабря 2018 г., актуализирован ряд показателей.

В настоящее время целевая модель  предусматривает реализацию субъектами Российской Федерации 9 целевых показателей совершенствования контрольно-надзорной деятельности по 6 направлениям: регламентация контрольно-надзорной деятельности; опубликование обязательных требований при осуществлении всех видов регионального контроля (надзора); внедрение риск-ориентированного подхода; внедрение оценки результативности и эффективности, автоматизация контрольно-надзорной деятельности, а также оценка влияния деятельности территориальных органов федеральных органов исполнительной власти, уполномоченных на осуществление федерального государственного контроля (надзора), на состояние инвестиционного климата в субъекте Российской Федерации.

Ответственными лицами 82 субъектов Российской Федерации в систему «Region-ID», а также на электронную почту экспертов была представлена информация о ходе внедрения целевой модели за III квартал текущего года. При этом тремя регионами ‑ Ивановской областью, Новосибирской областью и Республикой Тыва в установленный период времени информация представлена не была.

По итогам анализа результатов внедрения целевой модели Минэкономразвития России совместно с Агентством стратегических инициатив был составлен рейтинг, в первую 10-ку лидеров которого вошли Хабаровский край, Архангельская область, Ханты-Мансийский автономный округ – Югра, Республика Башкортостан, Челябинская область, Московская область, Тюменская область, Ямало-Ненецкий автономный округ, Тульская область, Калужская область. Низкие показатели (<50%) по внедрению целевой модели продемонстрировали также 10 регионов: Республика Крым, Ставропольский край, Курская область, Приморский край, Брянская область, Оренбургская область, Республика Ингушетия, Республика Дагестан, замыкают рейтинг с одинаковым показателем Республика Тыва, Ивановская и Новосибирская области, где целевая модель была внедрена только на 7, 1%.

В настоящее время в целом по Российской Федерации по итогам экспертного мониторинга целевая модель внедрена на 67,3%.

Кроме того, на заседании обсуждался вопрос о продлении реализации целевой модели на срок до 2021 года, а также о корректировке текущих и дополнении целевой модели новыми показателями. Особенно этот вопрос актуален в свете вступивших в силу изменений законодательства о расширении полномочий высших исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации, в соответствии с которыми им дано право самостоятельно устанавливать критерии риска по видам контроля (надзора), не имеющим соответствующих актов на федеральном уровне (Федеральный закон от 3 августа 2018 г. № 316-ФЗ о внесении изменений в Федеральный закон от 26 декабря 2008 г. № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля»). На заседании одобрены подходы о необходимости продолжить дальнейшее совершенствование контрольно-надзорной деятельности на региональном уровне, сделав упор на качество реализации показателей, в том числе с учетом разработанных в рамках реализации приоритетной программы «Реформа контрольно-надзорной деятельности» стандартов и методических документов, по следующим направлениям: регламентация контрольно-надзорной деятельности; осуществление мероприятий по профилактике нарушения обязательных требований; внедрение риск-ориентированного подхода; внедрение оценки результативности и эффективности, автоматизация контрольно-надзорной деятельности. Также в целевой модели останется показатель по оценке влияния деятельности территориальных органов федеральных органов исполнительной власти, уполномоченных на осуществление федерального государственного контроля (надзора), на состояние инвестиционного климата в субъекте Российской Федерации, однако методологические подходы к нему будут уточнены по результатам анализа значений показателя, полученных по итогам 2018 года.