Труд между цифрой и бумагой

Вчера, пока президент рассказывал о будущем пенсионной реформы, Минтруд и представители бизнеса спорили в Аналитическом центре о том, что лучше защитит интересы граждан при учете трудового стажа — бумажные или электронные трудовые книжки. Обе стороны согласны передать учет сведений о трудовой деятельности в ведение ПФР, но не могут сойтись в сроках реформы и в том, отказываться ли при переходе к электронному документообороту от бумажных документов, или сохранить его «на всякий случай».

Переход на электронные трудовые книжки (де-факто, на реестровый учет данных о трудовой деятельности) обсуждается в правительстве в двух вариантах — Минтруда и рабочей группы по трудовому законодательству АНО «Цифровая экономика» (см. “Ъ” от 27 августа), при этом, по словам заместителя главы Минэкономики Саввы Шипова, «жесткой полярности» между сторонами нет: те и другие согласны с необходимостью цифровизации трудовых отношений, вопрос лишь в способе, сроках и в балансе между снижением издержек для бизнеса и защитой прав работников.

Законопроект Минтруда предполагает, что электронный учет трудовой деятельности на базе ПФР должен быть запущен с января 2021 года, но работодатель еще шесть лет должен будет вести бумажные трудовые книжки (отказаться от них можно будет только по заявлению работника). Бизнес же предлагает отменить книжки уже с 2020 года, предусмотрев возможность их ведения по желанию работника, но переложив на него ответственность за их хранение. Проект бизнеса также предусматривает возможность заключения электронных трудовых и ученических договоров и договоров о матответственности, в Минтруде же хотят увязать цифровизацию кадрового документооборота с комплексным правовым регулированием цифровой экономики. Ключевой развилкой здесь является «режим умолчания»: по словам главы проектного офиса программы «Цифровая экономика» Владимира Месропяна, эффект и издержки реформы будут зависеть от того, станет ли опциональным сохранение бумажной книжки или отказ от нее.

Дискуссия носит во многом мировоззренческий характер. В Минтруде настаивают, что «бумажный» подход направлен на защиту интересов трудящихся: переход к «цифре» не должен вынуждать их приобретать электронные устройства или цифровую подпись за свой счет или тратить время на поездку в МФЦ за выпиской вместо похода в отдел кадров. Половина граждан, согласно соцопросам, не готова отказаться от бумажной книжки, поскольку видят в ней гарантию учета трудового стажа и льгот при начислении будущей пенсии, заявила глава департамента трудовых отношений Минтруда Марина Маслова. «Не понимаем, зачем нужна спешка, все должно созреть постепенно»,— отметила она. Бизнес, напротив, считает трудовую книжку «рудиментом советских времен», а ее сохранение — одним из ключевых барьеров для развития трудовых отношений (наряду с правовой неопределенностью электронного кадрового учета). «При начислении пенсии используется информация не из трудовой книжки, а из системы ПФР»,— подчеркнула член рабочей группы АНО «Цифровая экономика», вице-президент Сбербанка Анна Попова. По ее словам, реестр повышает доступность информации для работников, а при увольнении избавляет от необходимости «месяцами ходить к работодателю», чтобы получить трудовую книжку. Представители же профсоюзов указывают, что работнику трудовая книжка как таковая вообще не нужна — если, конечно, ее не требует предоставить тот же ПФР для подтверждения стажа.

В самом ПФР никаких препятствий для перехода к электронному учету не видят. По словам зампреда правления ПФР Алексея Иванова, фонд будет готов начать его с 1 января 2020 года, схема уже обкатана в пилотном проекте со Сбербанком. Господин Иванов посоветовал не считать население регионов «технократическим быдлом» и не верить, что «за МКАД нет интернета». По его мнению, электронный учет позволит в любой момент проверить не только корректность информации о трудовой деятельности, но и то, как работодатель платит страховые взносы.

Ключевой проблемой будет не фиксирование будущей трудовой деятельности, а оцифровка прежнего массива данных, уверен глава комиссии по социальному законодательству Ассоциации юристов России Александр Куренной. «Пенсионный фонд неоднократно говорил, что для них самая большая проблема — ретроинформация — то, что интересует как минимум половину нынешнего поколения»,— отметил он. По словам господина Куренного, необходимо предусмотреть обязательное внесение этой информации в госсистему — но пока ни один из органов не готов за это взяться.

Надежда Краснушкина

Материалы по теме